Музей Кубачинского художественного комбината нагло ограблен

big_Rasul_Alikhanov

Музей Кубачинского художественного комбината почти полностью опустошен  дерзкими грабителями.  Они вывезли более 90 экземпляров, некоторые из которых экспонировались на международных выставках и салонах. СМИ не придали значения похищенным экспонатам. Хотя украдены  предметы не только материальной культуры, стоимостью в миллионы долларов.  Украдены предметы духовной культуры. Дагестан обеднеет культурно, а не материально, если грабителей не поймают и все награбленное не вернут. Акцент сделали лишь на ценности: сабли Надир-шаха, правителя Персии, армию которого в XVIII веке разбили в  горах Дагестана.   Но помимо  этого экспоната, представляющего историческую ценность, украдены изделия Гаджи-Бахмуда Магомедова, Расула Алиханова, и других знаменитых  мастеров  являющиеся произведениями искусства. Теперь, ценители этнической субкультуры,  могут увидеть эти шедевры,  в каком-нибудь частном музее, в какой либо из цивилизованных стран. Ехать в Дагестан, в Кубачи туристам-любителям этнической культуры будет незачем.

Надиршахову саблю и двумя клинками реставрировал Гаджи-Бахмуд Магомедов. Говорили что он, в точности восстановил узоры неизвестного средневекового персидского мастера на поломанной ручке  из слоновой кости сабли Надир-шаха. Кубок с барельефами Сталина, тоже работа Магомедова, хранился в Музее  революции в  Москве.   Барельефы вождя из слоновой кости опутаны кубачинскими растительными узорами, с неповторимым почерком мастера. В годы развенчивания культа личности Сталина, экспонат был снят с выставочного павильона.  Кубачинцы скинулись и выкупили изделие, поскольку узоры на ней – это лучшее учебное пособие для молодых мастеров. Обычно скопировать штучные изделия известных мастеров редко кому удается.  И сейчас, мало мастеров, уровня Гаджи-Бахмуда  Магомедова или Расула Алиханова.  Эти изделия должны были храниться не в каморках  Кубачинского художественного  комбината. Нужно было построить специальный, особо  охраняемый музей, с высокой пропускной способностью туристических потоков.   Был удивлен, когда узнал что один богатый пожилой немец, коллекционирует именно дагестанские ковры. Дагестанский или недагестанский он определяет лучше любого дагестанца.  В 90- годах, у не понимающих толк в искусстве торгашей, скупал ковры по дешевке.  Говорят, что в дагестанских музеях нет таких старинных и дорогих ковров как у него. Возможно  кубачинские изделия через посредников, тоже будут перепроданы  иностранным коллекционерам.

Муса Мусаев