В деле «Молчание ягнят» в Майкопе все идет своим чередом, экологи сопротивляются

13310554_1210890775602134_3323492565911756544_n
Сегодня состоялось очередное заседание суда по делу Валерия Бриниха против Ткачевых. Началось в 11.00 часов и закончилось в 17.30 часов, с одночасовым перерывом на обед. За это время удалось рассмотреть аж 3 ходатайства: 1 — до обеда и 2 — после.
Как пояснил Валерий Бриних дело было так: «Сначала судья рассмотрел мое ходатайство об отказе от адвоката по назначению и самоотвод самого адвоката по назначению, Галины Демидовой. Я лично ничего против нее не имею, но против адыгейских адвокатов в принципе. Они в наших судах не бойцы, а другие мне не нужны. Но судья с нами не согласился и отказал нам обоим в наших ходатайствах. Видимо, у него по этому поводу какой-то конкретный пунктик, если он даже против определения Конституционного Суда РФ идет.
После обеда было рассмотрено ходатайство моего защитника Александра Попкова о назначении почерковедческой экспертизы протокола допроса одного из свидетелей обвинения Мугдина Гучетля, который при устном допросе в суде показал, что машинописные тексты он не подписывал. Почерковедческую экспертизу судья после двухчасового пребывания в совещательной комнате всё-таки назначил, хотя и в местном ЭКЦ при МВД в Республике Адыгея.
Под занавес рассмотрели ходатайство моего защитника Андрея Сабинина, который хотел провести устный допрос одного из специалистов-лингвистов, которые написали разгромные рецензии на заключение лингвистической экспертизы эксперта в погонах (подполковника полиции) Сергея Федяева по статье «Молчание ягнят». Так как наш специалист живет далеко, в Нижнем Новгороде, то мы хотели допрос провести посредством видеоконференц-связи. Однако судья на этот раз отказал. Скорее всего, придется приглашать нашего специалиста приехать в Майкоп, чтобы суд уже не смог отказать».
Его адвокат Андрей Сабинин размышляет о «потерпевших» в процессе в республиканском исполнении и понимании: «Поэтому напишу чуть про так называемых «потерпевших» в делах об экстремизме. Это совершенно другие фигуры, они никак и ничем не похожи на тех, которых мы видим в обычных уголовных делах. … По делу эколога Бриниха потерпевшим признана администрация МО «Теучежский район»(?!). При этом в постановлении следователя указано, что моральный вред нанесен жителям района. Документов, подтверждающих, что жители обращались в администрацию и говорили о каком-либо моральном вреде, разумеется, нет. Да и статью в интернете они не читали, якобы оперативники и прокурор по аулам ездили и знакомили, кто теперь точно узнает. То есть следствие и суд лишили возможной судебной защиты «настоящих» потерпевших – граждан. Ситуация абсурдна: потерпевшим является юридическое лицо, согласно закону (ст. 42 УПК РФ) вред может быть причинен имуществу и деловой репутации, а граждане, которым мог быть причинен моральный вред, потерпевшими не являются. В суде сторона обвинения пыталась допросить несколько человек, но они просто свидетели, а возмущение одного было связано только с тем, что его фото попало в сеть, и не более.
Зачем в делах экстремистской направленности вообще нужны эти потерпевшие?! Дела публичного обвинения, грубо говоря, в суд государство идет, защищая всякие общие, родовые и непосредственные объекты. Нет же, выдумывают, сочиняют, людей подтягивают, которые «ни сном, ни духом, с делами не знакомятся, от судов увиливают, в чем вред заключается объяснить не могут, где допрашивали не помнят, приводом их водят, а потом они опять пропадают. А заявления их, а допросы? Это шедевры! В обоих случаях текст повторяет выводы экспертов до буквы, то есть потерпевшие, которые и близко не могли быть знакомы ни с текстом, ни с самими экспертами, просто угадывают смыслы! Вывод неутешителен».
Следующее заседание, с учетом проведения почерковедческой экспертизы и необходимости привода в суд еще двух свидетелей обвинения, назначено на 17 июня.